Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Пергаменты не утоляют жажды.
Ключ мудрости не на страницах книг.
Кто к тайнам жизни рвется мыслью каждой,
В своей душе находит их родник
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:45 

Биография

ГЁТЕ, ИОГАНН ВОЛЬФГАНГ ФОН (Goethe, Johann Wolfgang von) (1749–1832), крупнейший поэт и универсальный гений немецкой литературы. Свое творчество он называл «фрагментами огромной исповеди». Автобиографические его произведения, в т.ч. Поэзия и правда (Dichtung und Wahrheit), рассказывающая историю детства и юности поэта вплоть до 1775; Путешествие в Италию (Italienische Reise), отчет о поездке в Италию в 1786–1788; Французская кампания 1792 (Die Campagne in Frankreich 1792) и Осада Майнца в 1793 (Die Belagerung von Mainz, 1793), а также Анналы и Дневники (Annalen и Tag- und Jahreshefte), охватывающие период от 1790 до 1822, – все были опубликованы в твердой уверенности, что невозможно оценить поэзию, не поняв прежде ее автора.
Гёте родился 28 августа 1749 во Франкфурте-на-Майне. «В отца пошел суровый мой / Уклад, телосложенье; / В мамашу – нрав всегда живой / И к россказням влеченье» (пер. Д. Недовича), – писал он в одном из поздних стихотворений. Первые стихотворные опыты Гёте относятся к восьмилетнему возрасту. Не слишком строгое домашнее обучение под наблюдением отца, а потом три года студенческой вольницы в Лейпцигском университете оставляли ему достаточно времени, чтобы удовлетворить тягу к чтению и испробовать все жанры и стили эпохи Просвещения, так что к 19 годам, когда тяжелая болезнь вынудила его прервать учебу, он уже овладел приемами версификации и драматургии и был автором довольно значительного числа произведений, большинство которых впоследствии уничтожил. Специально сохранен был стихотворный сборник Аннетте (Das Buch Annette, 1767), посвященный Анне Катарине Шёнкопф, дочери владельца лейпцигского трактира, где Гёте обычно обедал, и пасторальная комедия Капризы влюбленного (Die Laune des Verliebten, 1767).
В Страсбурге, где в 1770–1771 Гёте завершил юридическое образование, и в последующие четыре года во Франкфурте он был лидером литературного бунта против принципов, установленных И.Х.Готшедом (1700–1766) и теоретиками Просвещения.
В Страсбурге Гёте встретился с И.Г.Гердером (1744–1803), ведущим критиком и идеологом движения «Бури и натиска», переполненным планами создания в Германии великой и оригинальной литературы. Восторженное отношение Гердера к Шекспиру, Оссиану, Памятникам старинной английской поэзии Т. Перси и народной поэзии всех наций открыло новые горизонты перед молодым поэтом, чей талант только начал раскрываться. Он написал Гёца фон Берлихингена (Gtz von Berlichingen) и, используя шекспировские «уроки», начал работу над Эгмонтом (Egmont) и Фаустом (Faust); помогал Гердеру собирать немецкие народные песни и сочинил множество стихов в манере народной песни. Гёте разделял убежденность Гердера в том, что истинная поэзия должна идти от сердца и быть плодом собственного жизненного опыта поэта, а не переписывать давние образцы. Эта убежденность стала на всю жизнь его главным творческим принципом. В этот период пылкое счастье, каким его наполняла любовь к Фридерике Брион, дочери зезенгеймского пастора, воплотилась в яркой образности и задушевной нежности таких стихов, как Свидание и разлука (Willkommen und Abschied), Майская песнь (Mailied) и С разрисованной лентой (Mit einem bemalten Band); укоры же совести после расставания с нею нашли отражение в сценах покинутости и одиночества в Фаусте, Гёце, Клавиго и в ряде стихотворений. Сентиментальная страсть Вертера к Лотте и трагическая его дилемма: любовь к девушке, уже обрученной с другим, – часть собственного жизненного опыта Гёте. Стихи к Лили Шёнеман, молодой красавице из франкфуртского общества, рассказывают историю его мимолетного увлечения. Одиннадцать лет при веймарском дворе (1775–1786), где он был другом и советником молодого герцога Карла Августа, коренным образом изменили жизнь поэта. Гёте находился в самом центре придворного общества – неустанный выдумщик и устроитель балов, маскарадов, розыгрышей, любительских спектаклей, охот и пикников, попечитель парков, архитектурных памятников и музеев. Он стал членом герцогского Тайного совета, а позднее – государственным министром; ведал прокладкой дорог, набором рекрутов, государственными финансами, общественными работами, горнорудными проектами и т.д. и многие годы провел, изучая геологию, минералогию, ботанику и сравнительную анатомию. Но более всего пользы принесло ему продолжительное ежедневное общение с Шарлоттой фон Штайн. Эмоциональность и революционное иконоборчество периода «Бури и натиска» отошли в прошлое; теперь идеалами Гёте в жизни и искусстве становятся сдержанность и самоконтроль, уравновешенность, гармония и классическое совершенство формы. Вместо великих гениев его героями становятся вполне обычные люди. Свободные строфы его стихов спокойны и безмятежны по содержанию и ритмике, но мало-помалу форма становится жестче, в частности Гёте предпочитает октавы и элегические двустишия великой «тройки» – Катулла, Тибулла и Проперция. Многочисленные служебные обязанности Гёте серьезно препятствовали завершению начатых им крупных произведений – Вильгельма Мейстера (Wilhelm Meister), Эгмонта, Ифигении (Iphigenie) и Тассо (Tasso). Взяв полуторагодичный отпуск, он едет в Италию, занимается там лепкой, делает более тысячи пейзажных набросков, читает античных поэтов и историю античного искусства И.И.Винкельмана (1717–1768). По возвращении в Веймар (1789) Гёте не сразу перешел к «оседлому» образу жизни. В течение следующих шести лет он предпринял второе путешествие в Венецию, сопровождал веймарского герцога в его поездке в Бреслау (Вроцлав), участвовал в военной кампании против Наполеона. В июне 1794 он установил дружеские отношения с Ф.Шиллером, который просил помощи в издании нового журнала «Оры», и после этого жил главным образом в Веймаре. Ежедневное общение поэтов, обсуждение планов, совместная работа над такими замыслами, как сатирические Ксении (Xenien, 1796) и баллады 1797, были для Гёте прекрасным творческим стимулом. Были опубликованы сочинения, лежавшие у него в столе, в т.ч. Римские элегии (Rmische Elegien), плод ностальгии по Риму и любви к Кристиане Вульпиус, которая стала в 1806 женой Гёте. Он закончил Годы учения Вильгельма Мейстера (Wilhelm Meisters Lehrjahre, 1795–1796), продолжил работу над Фаустом и написал ряд новых произведений, в т.ч. Алексис и Дора (Alexis und Dora), Аминт (Amyntas) и Герман и Доротея (Hermann und Dorothea), идиллическую поэму из жизни маленького немецкого городка на фоне событий Французской революции. Что касается прозы, то Гёте написал тогда сборник рассказов Беседы немецких эмигрантов (Unterhaltungen deutscher Ausgewanderten), куда вошла и неподражаемая Сказка (Das Mrchen). Когда в 1805 скончался Шиллер, троны и империи содрогались – Наполеон перекраивал Европу. В этот период он писал сонеты к Минне Херцлиб, роман Избирательное сродство (Die Wahlverwandtschaften, 1809) и автобиографию. В 65 лет, надев восточную маску Хатема, он создал Западно-восточный диван (West-stlicher Diwan), сборник любовной лирики. Зулейка этого цикла, Марианна фон Виллемер, сама была поэтессой, и ее стихи органично вошли в Диван. Притчи, глубокие наблюдения и мудрые раздумья о человеческой жизни, нравственности, природе, искусстве, поэзии, науке и религии озаряют стихи Западно-восточного дивана. Те же качества проявляются в Разговорах в прозе и в стихах (Sprche in Prosa, Sprche in Reimen), Орфических первоглаголах (Urworte. Orhisch, 1817), а также в Разговорах с И.П.Эккерманом, опубликованных в последнее десятилетие жизни поэта, когда он заканчивал Вильгельма Мейстера и Фауста. Умер Гёте в Веймаре 22 марта 1832.

08:48 

Легенда о Фаусте

В литературе литературным прототипом легенды о Фаусте являлась старинная новогреческая, раннехристианская Повесть об Еладии, продавшем душу дьяволу; в свою очередь эта же повесть породила и русскую «Повесть о Савве Грудцыне» (XVII век), со схожим сюжетом. Также возможными прототипами Фауста можно считать апокрифические легенды о Симоне Волхве, пытавшемся соревноваться с апостолом Петром в магии, Папу Сильвестра II, францисканца Роджера Бэкона, аббата Иоганна Тритемия, автора сочинения «Стеганография» (1499 год), а также получившего славу чернокнижника Генриха Корнелиуса Агриппу.

«Народная книга»
Титульная страница «Народной книги»В эпоху Возрождения, когда ещё была жива вера в волшебство и чудесное, многим рисовавшаяся плодом союза дерзновенного ума с нечистой силой, фигура доктора Фауста быстро приобрела легендарные очертания и широкую популярность. В 1587 в Германии в издании Шписа появилась первая литературная обработка легенды о Фаусте, так называемая «народная книга» о Фаусте: «Historia von Dr. Iohann Fausten, dem weitbeschreiten Zauberer und Schwartzkünstler etc.» (История о докторе Фаусте, знаменитом волшебнике и чернокнижнике). В книгу вплетены эпизоды, приуроченные в свое время к различным чародеям (Симон Волхв, Альберт Великий и др.) и отнесенные в ней к Фаусту. Источником книги помимо устных сказаний служили современные сочинения по ведовству и «тайным» знаниям (книги теолога Лерхеймера, ученика Меланхтона: «Ein Christlich Bedencken und Erinnerung von Zauberey», 1585; книга И. Вира, ученика Агриппы Неттесгеймского: «De praestigiis daemonum», 1563, нем. перевод 1567, и др.). Автор, по-видимому лютеранский клирик, изображает Фауста дерзким нечестивцем, вступившим в союз с дьяволом ради приобретения великого знания и силы («Фауст отрастил себе орлиные крылья и захотел проникнуть и изучить все основания неба и земли». «В его отпадении сказывается не что иное, как высокомерие, отчаяние, дерзость и смелость, подобная тем титанам, о которых повествуют поэты, что они громоздили горы на горы и хотели воевать против бога, или похожая на злого ангела, который противопоставил себя богу, за что и был низвергнут богом как дерзкий и тщеславный»). Заключительная глава книги повествует о «страшном и ужасающем конце» Фауста: его разрывают бесы, и душа его идет в ад. Характерно при этом, что Фаусту приданы черты гуманиста. Эти черты заметно усилены в издании 1589.

08:50 

о трагедии "Фауст"

"Есть высшая смелость: смелость изобретения, - писал Пушкин, - создания, где план обширный объемлется творческой мыслию, - такова смелость... Гете в Фаусте"
Самым грандиозным созданием Гёте, бесспорно, является его трагедия «Фауст», над которой он работал в течение всей жизни. В трагедии «Фауст», насыщенной научной мыслью своего времени, Гете воплотил поиски смысла жизни, находя его в деянии.
Сюжетным источником трагедии послужила средневековая легенда о докторе Иоганне Фаусте, заключившем договор с дьяволом, чтобы получить знание, с помощью которого можно было бы превращать неблагородные металлы в золото. Герой народной легенды, доктор Иоганн Фауст - лицо историческое. Он скитался по городам протестантской Германии в бурную эпоху Реформации и крестьянских войн. Фауст народной легенды стал героем ряда поколений немецкого народа, о нем вышло несколько книг. Их авторы осуждали Фауста за его стремление все познать и подвергнуть опыту. В конце жизни Фауст попадал дьяволу в лапы. История о докторе Фаусте была хорошо знакома Гете и по театральной ее обработке, никогда не сходившей со сцен ярмарочных балаганов.
В эпоху немецкого Просвещения, образ Фауста привлек к себе внимание драматурга Лессинга, который, обращаясь к легенде о Фаусте, первый задумал окончить драму не низвержением героя в ад, а громким ликованием небесных полчищ во славу пытливого и ревностного искателя истины.
Гете наполняет эту легенду глубоким философским и символическим значением, создав одно из самых значительных произведение мировой литературы.
Народный стих позволил передавать и соленую народную шутку, и высшие взлеты ума, и тончайшие движения чувства. Множество стихов "Фауста" стало поговорками, общенациональными крылатыми словами.
Необычайно выразительны и сами ремарки к "Фаусту", воссоздающие пластический образ старинного немецкого города.
Разбор текста
В беседе Директора театра, Поэта и Комического актёра обсуждаются проблемы художественного творчества. Должно ли искусство служить праздной толпе или быть верным своему высокому и вечному назначению? Как соединить истинную поэзию и успех?
Пролог на небе
Господь и архангелы, Мефистофель и другие библейские персонажи - носители извечно борющихся природных и социальных сил. В уста господа, каким он представлен в "Прологе на небе", Гете вкладывает собственные воззрения на человека - свою веру в оптимистическое разрешение
человеческой истории. Дерзания Фауста получают заимствованную из Библии мотивировку. Из-за него спорят бог и сатана, причём бог предсказывает Фаусту, которому, как и всякому ищущему человеку, суждено ошибаться, спасение, ибо «честный человек в слепом исканьи всё ж твердо сознает, где правый путь»: этот путь — путь неустанных стремлений к открытию действительно значительного смысла жизни.
Тесная готическая комната со сводчатым потолком.
В этой рабочей келье за долгие годы упорного труда Фауст постиг всю земную премудрость, но он ненавидит свой ученый затвор. Богословие, философия. юриспруденция и медицина – все четыре науки средневекового университета Фаустом пройдены.
Разочарованный в мертвых догмах и схоластических формулах средневековой премудрости, Фауст обращается к магии. Он открывает трактат чернокнижника Нострадамуса на странице, где выведен "знак макрокосма" и видит сложную работу механизма мироздания. На троекратный призыв Фауста является "дух земли", но тут же снова отступается от заклинателя - именно потому, что тот покуда еще не отважился действовать, а продолжает рыться в жалком "скарбе отцов", питаясь плодами младенчески незрелой науки.
В этот миг величайших надежд и разочарований входит Вагнер, адъюнкт Фауста, "несносный, ограниченный школяр". Их диалог еще более четко обрисовывает мятущийся характер героя.
Но вот Фауст снова один, снова продолжает бороться со своими сомнениями. Они приводят его к мысли о самоубийстве. Чашу с отравой от его губ отводит внезапно раздавшийся пасхальный благовест.
У ворот
Пеструю толпу народа Гёте не изображает одноликой. Городские бюргеры, подмастерья, девушки-служанки, крестьяне, солдаты, студенты - каждая социальная группа охарактеризована немногими, но выразительными словами. Походным маршем звучит песня солдат. Они принадлежат к наемному войску, и поэтому в их песне ни слова нет о том, за что они сражаются. Удаль их бесцельна, и смерть в бою лишена ореола славы. С большим мастерством Гёте пользуется разнообразными стихотворными ритмами, которые подчеркивают социальную характеристику. В живом общении с народом мы видим Фауста. Весенний праздник Фауст ощущает как воскресение самого народа, который покидает тесные пределы средневекового города, как сам он стремится вырваться из мертвых оков средневековой науки. В этой сцене еще больше раскрывается противоположность между Фаустом и Вагнером. Вагнер чуждается народа, боится и не понимает его. Так же чужда народу и его книжная мудрость. В конце сцены Вагнер признается, что для него непостижимы стремления Фауста. У него только одно желание и одна радость - переходить от книги к книге, от страницы к странице. Но и здесь Фаустом владеет трагическое сознание своего бессилия: простые люди любят Фауста, чествуют его как врача-исцелителя; он же, Фауст, напротив, самого низкого мнения о своем лекарском искусстве, он даже полагает, что "...своим мудреным зельем... самой чумы похлеще бушевал". В этот-то миг трагического недовольства к нему и является Мефистофель в образе пуделя. Вагнер не в силах увидеть что-либо выходящее за границы простого наблюдения, но Фауст распознает в собаке загадку.
Рабочая комната Фауста
Неутомимый доктор трудится над переводом евангельского стиха: "В начале было Слово". Передавая его как "В начале было дело", Фауст подчеркивает не только действенный, материальный характер мира, но и собственную решимость действовать.
Обольщение "сумасбродного доктора" дается черту не так-то легко. Пока Мефистофель завлекает Фауста земными усладами, тот остается непреклонным: "Что можешь ты пообещать, бедняга?" - саркастически спрашивает он искусителя и тут же разоблачает всю мизерность его соблазнов. Увлеченный смелой мыслью развернуть с помощью Мефистофеля живую, всеобъемлющую деятельность, Фауст выставляет собственные условия договора: Мефистофель должен ему служить вплоть до первого мига, когда он, Фауст, успокоится, довольствуясь достигнутым. Мефистофель - "дух, всегда привыкший отрицать" и уже поэтому может быть только порицать земное несовершенство, но исправить ничего не желает. Так в остроумной сцене с учеником Мефистофель дает меткую характеристику тогдашним наукам, в которых живая природа рассматривалась как неизменная, неразвивающаяся.
Странствие Фауста в сопровождении Мефистофеля начинается с веселой чертовщины в сценах "Погреб Ауэрбаха в Лейпциге" и "Кухня ведьмы", где колдовской напиток возвращает Фаусту его былую молодость.
Улица
Маргарита - первое искушение на пути Фауста, первый соблазн возвеличить отдельный "прекрасный миг". Покориться чарам Маргариты означало бы так или иначе подписать мировую с окружающей действительностью. Маргарита, Гретхен, при всей ее обаятельности и девической невинности - плоть от плоти несовершенного мира" в котором она живет. В ней много хорошего, доброго, чистого.
Первоначально Мефистофель даже не может найти доступа к ее душе. Неотразимое обаяние Гретхен, столь поразившее Фауста, как раз в том, что она не терзается сомнениями. Но он не может отказаться от сомнений – спутников осмысления жизни. Она же пока просто не знает, как может быть жестока жизнь. Отсюда и ее наивная гармония.
Фауст первоначально не хочет нарушить душевный покой Маргариты, он удаляется в "Лес и пещеру", чтобы снова "созерцать и познавать". Но влечение к Маргарите в нем пересиливает голос разума и совести; он становится ее соблазнителем. Девичья комната Маргариты, в которой он появляется, будит в нем лучшие чувства. Он очарован патриархальной простотой, чистотой и скромностью этого жилища. Но наивная девушка задумала еще и воздействовать на душу героя. «Спасти» его . Она бы хотела, чтобы Фауст выполнял все церковные обряды, как принято в ее среде. Фауст не принимает мира Маргариты, он в своих познаниях и сомнениях уже далек от наивной гармонии. Но он тянется к миру Маргариты. И в этом его вина перед беспомощной девушкой.
В чувстве Фауста к Маргарите теперь мало возвышенного. Низменное влечение в нем явно вытесняет порыв чистой любви. Соседка Марта выступает сводней, Мефистофель легко раскусил эту женщину, которая не столько скорбела о муже, сколько жалела, что нет свидетелей его смерти, чтобы она могла начать жить легко. Мефистофель и выступил в качестве свидетеля смерти мужа Марты, а Фауста пригласил как приятеля. Марта позвала соседку Маргариту. Так естественно, без всякой чертовщины, произошла встреча героя и героини. Чертовщиной здесь было то, что Мефистофель увидел в душе Марты.
Всю силу большого женского чувства Гете передает в проникновенном монологе Гретхен за прялкой.
Фауста не коробит, когда Мефистофель поет под окном Гретхен непристойную серенаду: так-де "полагается". Всю глубину падения Фауста мы видим в сцене, Улица перед домом Гретхен,
где он бессердечно убивает брата Маргариты. Затем он бежит от расплаты за убийство вслед за своим вожатым. В сцене Собор на бедную девушку обрушивается вся сила католической веры и буквально подавляет ее.
За время отсутствия Фауста Гретхен умерщвляет ребенка, прижитого от него, и в душевном смятении признается убийстве матери и брата. Она виновна и сама ощущает свою вину.
Жуткое видение в сцене Сон в Вальпургиеву ночь возвращает Фауста к действительности.
Фауст и Мефистофель проносятся на вороных конях - одна эта ремарка вдохновила целый ряд замечательных художников на создание ярких картин.
Сцена в тюрьме не имеет себе равных в немецкой литературе. Фауст - свидетель последней ночи Гретхен перед казнью. Теперь он готов всем пожертвовать ей, быть может и тем наивысшим - своими поисками, своим великим дерзанием. Но она безумна, она не дает увести себя из темницы" уже не может принять его помощи.
Многое в этой последней сцене первой части трагедии - от сцены безумия Офелии в "Гамлете".Но здесь - впервые в западноевропейской литературе - поставлены друг перед другом полная беззащитность девушки из народа и беспощадное полновластье карающего ее феодального государства.
Слышать безумный, страдальческий бред любимой женщины и не иметь силы помочь ей - этот ужас каленым железом выжег все, что было в чувстве Фауста низкого, недостойного. Теперь он любит Гретхен чистой, сострадательной любовью. Но - слишком поздно: она остается глуха к его мольбам покинуть темницу. Безумными устами она торопит его спасти их бедное дитя.
Теперь Фауст сознает всю - безмерность своей вины перед Гретхен. Его грудь стесняется "скорбью мира". Невозможность спасти Маргариту и этим хотя бы отчасти загладить содеянное - для Фауста тягчайшая кара. Предпочтя мученическую смерть, Божий суд и искреннее раскаяние побегу, девушка спасла свою душу. Она отказалась от услуг дьявола. Голос свыше: "Спасена!" - не только нравственное оправдание Маргариты, но и предвестник оптимистического разрешения трагедии.
Вторая часть «Фауста»
Фауст становится аллегорией человечества, с его неукротимой волей к знанию, созиданию и творчеству.
Он бессознательно стремится к более грандиозным горизонтам. Вторая ступень — его союз с античной Еленой, который должен символизировать жизнь, посвященную искусству.
Фауст, окружённый аркадскими рощами, на время находит успокоение в союзе с прекрасной гречанкой. Но ему не дано остановиться и на этой ступени, он всходит на третью и последнюю ступень. Задумав создать государство счастливых, свободных людей, он начинает на отвоеванной у моря земле гигантскую стройку. Мефистофель в качестве командующего торговым флотом и начальника строительных работ, вопреки приказаниям Фауста, уничтожает двух стариков земледельцев — Филемона и Бавкиду, живущих в своей усадьбе возле древней часовенки. Фауст потрясён, но он, всё же продолжая верить в торжество своих идеалов, до самой смерти руководит работами. В конце трагедии ангелы возносят душу умершего Фауста на небо. Заключительные сцены трагедии насыщены пафосом творчества и созидания.
Трагедия, писавшаяся в течение почти 60 лет (с перерывами), была начата в период «Бури и натиска», окончена же в эпоху, когда в немецкой литературе господствовала романтическая школа. Естественно, что «Фауст» отражает все те этапы, по которым следовало творчество поэта.
Обращение к веку пламенной готики, народному языку, свободному рифмованному стиху - всё это говорило о близости к эпохе «Бури и натиска». Местом действия второй части становится Эллада. Свободный стих сменяется стихами античного склада. Образы приобретают какую-то особую скульптурную уплотнённость.
В заключительной же сцене «Фауста» Гёте уже отдаёт дань романтизму, вводя мистический хор, открывая Фаусту католические небеса.

16:15 

Литература по теме:

1.Тураев С.В. Гете. Очерк жизни и творчества. М., 1975.
2.Тураев С.В. Гете и формирование концепции мировой литературы. М., 1989.
3.Волков И.Ф. «Фауст» Гете и проблема художественного метода. М., 1970.
4.Гетевские чтения. 1993. М., 1994.
5.Жирмунский В.М. Гете в русской литературе. Л., 1982.
6.Жучков В.А. Немецкая философия эпохи раннего Просвещения. М., 1989.
7.Конради К.О. Гете. Жизнь и творчество: В 2 т. М., 1987.
8.Аникст А. Гете и «Фауст». М., 1983.
9.Аникст А. Творческий путь Гете. М., 1986.

16:17 

Вопросы для самопроверки:

Вопросы:
1. Годы написания трагедии?
2. Сколько всего вступлений к трагедии?
3.Что должен был отдать Фауст Мефистофелю взамен, оказанных им благ?
4. С кем заключил пари Мефистофель?
5. Какой герой противопоставлен Фаусту в научном познании?
6. Какой эпизод предшествует казни Гретхен?
7. Какие четыре аллегорические образа, изображались в виде сестер?
8. Как Фауст попадает в Античный мир?
9. Какая фраза Фауста служила подтверждением того, что сделка состоялась?
10. Куда после смерти попадает душа Фауста, и почему?
11.Что лежит в основе сюжета трагедии?
12. Главная идея трагедии?

17:04 

Рекоменндованный к просмотру список фильмов:

1. "Мастер и Маргарита" 2005г. реж.В. Бортко
2."Странная история доктора Фауста" 1969г. реж. Гонсало Суарес
3."Урок Фауста " 1994г. реж. Оливер Паркер
4. "Дориан Грей" 2009г.
5."Фауст" реж. Александр Сокуров

17:16 

«Фауст» — огромный мир, населенный идеями и образами эпохи, вобравший в себя мысли и впечатления долгой жизни Гете. Мир этот сложен, порой противоречив, иногда необычен. Сам автор даже не пытался однозначно определить существо трагедии именно в силу многоплановости, обширности, эпохальной и всечеловеческой важности заключенного в ней материала. Сменяются поколения, перекраиваются карты планеты, в борьбе с насилием и злом рождается и крепнет жизнь, построенная на принципах добра и социальной справедливости,— и всегда, во все времена «Фауст» на стороне сил прогресса, доброты, на стороне будущего, в которое так верил Гете.

Творчество Гете

главная